Волшебный господин Элфин Глава 2: Встреча

На следующее утро господин Элфин написал  еще три письма. Одно в английскую ассоциацию охраняемых зданий, одно по адресу Пзлень, Алея Свободы 60 и одно своему старому приятелю – господину Леховице. Все письма приведены ниже в переводе.

«Дорогие господа,

Я бы хотел уточнить в какие даты проходит выставка вашей ассоциации, кто будет представлен в этом году, где  можно посмотреть список спикеров на тему реконструкции исторических зданий. Кроме того, я бы хотел попросить вас направить официальное приглашение одной моей знакомой на вашу ежегодную  выставку в Олимпии в Лондоне, она недавно приобрела старинный замок и для нее, как видится мне, вот-вот откроется новый мир, поэтому мне кажется, немного поддержки и новых знаний ей будут весьма полезны. Отправлю ее адрес и надеюсь на скорый отклик.

Искренне ваш, мистер Элфин.»

«Уважаемая комиссия Министерства Культуры  ЧР,  пишу вам в отношении запроса на государственный гранд аварийной охраны культурных ценностей замка Отин у Клатовых. Мне известно, что мнение самого объекта реконструкции учитывается в большей степени, чем какие бы то ни было другие факторы. По сему информирую с реконструкцией согласен в полном объеме и буду благодарен содействию с вашей стороны.

С почтением, господин Элфин, Отин у Клатовых»

 

« Здравствуй, Йиржи.

Отправил тебе письмо нашей почтой, на всякий случай отправляю весточку здесь, основное письмо придет, как обычно, через пару недель. Проверяй ящик.

Твой старый друг Элфин»

Мистер Элфин или , если хотите, пан Элфин ,  ощутил давно забытое чувство — он был нет, не взволнован, не заинтригован,  он пытался сам для себя его назвать, но нужное слово не приходило. Ему вдруг захотелось  взглянуть на себя со стороны, он встал из-за письменного стола , стремительно подошёл к двери своего кабинета, она скрипнула и в комнате появился джентльмен лет 70-75 , не высокий, подтянутый, со слегка вьющимися волосами, которых совсем не коснулась седина, они были темными и жизнеутверждающими, он вдумчиво посмотрел на обстановку вокруг, как будто измеряя шагами размеры помещений, он обходил все  комнаты одну за другой по периметру,  внимательно вглядываясь в стены; его лицо не выражало беспокойство или расстройство, только две глубокие морщины на лбу стали вдруг еще глубже и каким-то образом передавали те болезненные чувства, которые в эту минуту он испытывал, при этом сам он оставался будто бы  безучастен происходящему. Он вышел на балкон, или то , что от него осталось.. посмотрел на скульптуру почти обезглавленного орла,  долго и пристально смотрел в ту сторону , где находилась глориетта. Потом быстрой походкой вернулся внутрь дома, пересек коридор, улыбнулся и исчез.

Возможно, ему стало неловко даже , что он обветшал,  но об этом мы никогда не узнаем и к тому же нельзя приуменьшать внутреннюю силу замков и дворцов , не зря они были построены такими, способными переживать века , все что я хочу сейчас сказать — это то, что внутренне достоинство, которым обладал мистер Элфин, было превыше бедноты и боли. Он видел реальность такой какой она была. Но сегодня на губах у него крутилось слово, он пытался его вспомнить, он был , он был… воодушевлен. Воодушевлен, если вдуматься в смысл этой фразы родившейся в сознании, скажем прямо, каменном, то оно, это слово, звучит и воспринимаемся несколько иначе. Воодушевлен. Мистер Элфин воодушевлен! Он безусловно ощущал пустоту, ведь все до последнего стула было увезено на свалку, но в то же время он чувствовал облегчение. Хотел было написать Вере еще одно послание , уже было начал, но передумал.

Вера пыталась совместить тысячи вещей, но постоянно думала о письме от загадочного мистера Элфина, о его судьбе и  почему у неё вдруг чувство, что она должна что-то важное сделать для него. Возможно это чувство возникает у всех, кто недавно приобрёл что-то ценное и важное, ты как-будто автоматически обещаешь будущее кому-то, кто по твоему мнению не может его не иметь.  Но это, странным образом, ощущалось не обременительным чувством долга, а наполняющим. Одним словом, Вера была воодушевлена. Она сидела смотрела в окно на снег, он падал большими хлопьями и не таял едва коснувшись земли, впервые за всю зиму снег ложился… Ложился, кружился. Как кружилась и голова самой Веры — что дальше?.. что мне делать дальше? Потом она стремительно встала, закрыла окно, надела пальто и вышла из дома. В машине играл Winterreisen, шёл снег и она торопилась, чтобы он не закончился и она увидела его в снегу…  Когда-то зимы в Чехии были снежными, однако с момента, как Вера переехала, а это было уже десять-одиннадцать лет назад, лишь одно Рождество из всех было снежным, поэтому, нетающий снег, стал символом праздника и случался, казалось реже,  чем само Рождество .

Она незаметно добралась до Плзни и выехала на самую живописную часть пути – полчаса лесов, полей и крохотных деревушек, и вот уже поворот на Отин и дорога поднимается непрерывно вверх. Ели, сосны и тишина. Медленно по сахарному снегу Вера зашла в сад.

Жёлтый фасад. Прекрасный желтый фасад. Она облокотилась на какое-то дерево (через пару лет она будет знать название их всех, а пока все они в ее саду были «дерево») и заворожено смотрела на падающий снег, пустые окна и что-то оглушительное происходило с ней. Ей казалось, что во всем этом мире ее понимает только этот дом. Она смотрела, не моргая на него, а он на неё. Они оба молчали. И молчала вся деревня, молчал весь городок, Прага, конечно, не молчала, но какое им, отинским ребятам, дело сейчас до Праги.  Она хотела войти, посмотреть все ли ок, но передумала.

Через полтора часа она была уже в Праге. Прошла через гостиную в спальню, задвинула шторы, улыбнулась чему-то своему и уснула.