Волшебный господин Элфин Глава 1: Письмо

Жил-был замок, родился он в XVII веке, располагался в деревне на холме, почти в двух часах езды от Праги, там , где уже слышится немецкая речь, но дух по-прежнему чешский (славянский, как представляется мне). Он был небольшой по размеру, для замка во всяком случае , что отразилось в документе восьмидесятых годов прошлого века, когда во время переписи его определили в категорию «семейный дом» (cesky: rodinovy dum). В тот день он яро возмущался этой грубой ошибке в реестре, где записаны все здания страны: «Послушайте, что значит «дом», как минимум «поместье», а по-чешски уж совершенно точно — замок» — досадовал он. Сейчас же это название «дом для семьи» , надо сказать, грело ему , его замочную душу, хоть он и не был готов себе в этом признаться. Просто он был одинок. Он не так давно пустовал, но одиноким был давно. Его фасад покосился, лепнина имела мало узнаваемые формы, сточные трубы заросли травой и набились глиной — дождевая вода текла по его эмпирскому фасаду. От остальных домов местечка Отин его и его большой сад отделяла высокая стена в северной части которой располагалось еще одно строение — садовая глориетта. Когда-то эти стены защищали замок и его обитателей, сейчас просто скрывали от глаз соседей его усталый вид. Внутри его залов были забытые вещи бывших хозяев и тюки с хламом временных жильцов, разбитые люстры, сломанные двери и тысячи бессмысленных вещей– перечислять на бумаге которые потребовалось листов сто, увезти на свалку — десять контейнеров.. Но даже отъезд этих последних жильцов, цыганского табора, который обитал там в последний год, заставил его вздохнуть, лишь как-будто бы от облегчения. «Домам нельзя пустовать» — так говорил еще его дедушка. И он переживал, конечно, как любой из нас в момент неясности и больших перемен, но что-то в глубине его главного зала, там у камина, где когда-то стоял большой письменный стол, а на стене висели английские часы , подсказывало ему, что обязательно случиться что-то хорошее. Он все же не решался направлять свои мысли в этом направлении.

Он уже пару раз видел новую владелицу, каждый раз она прибегала совсем на чуть-чуть, была сильно взволнована и всегда в окружении третьих лиц, поэтому ни разу им не удалось нормально поговорить. Ему, однако, симпатизировало, что она всегда здоровалась и как-то трогательно на него смотрела. За плечами у Элфина были как долгие отношения, так и десятилетия одиночества, он одинаково знал и ценность глубоких размышлений и их опасность, находил свои ответы, уходя далеко на территорию чужих чувств, умел проникнуть в суть вещей, но умел позволить вещам просто случаться. Но отношения такая штука, что лучше пустить в них жизнь или они пройдут мимо тебя , как в впрочем и сама жизнь — в этом вопросе он по-прежнему верил, что торопится с мыслями стоит.

В этот вечер Вера пришла домой в свою пражскую квартиру и тоже задумалась о том, что завтра должны увозить вещи старых владельцев из замка — придут грузчики, приедут машины и , предположительно, за день-два все увезут, и пусть все эти вещи не ее, однако ей хотелось поехать и проследить, что все пройдет хорошо, и аккуратно, но по ряду веских причин, она не могла. Она машинально открыла ноутбук, чтобы написать сообщение о том, что не сможет приехать. Но вдруг поняла, как это нелепо. Кому она пишет? Зданию? Я бы , на ее месте , точно решила, что переработала и отправилась спать, но Вера решила другое.

Здравствуй (те), мой прекрасный!

Мы, наверно, на «Вы» пока все-таки, несмотря на принадлежность. Я только хотела сказать, что хоть и не знаю вас так хорошо и мне сложно представить как чувствуют себя дома в такие моменты, но , наверно, я такой ситуации хотела бы услышать что-то хорошее и чтобы обо мне позаботились. Поэтому мне жаль, что я не смогу приехать завтра. Я поговорю еще раз с утра с компаний по перевозки вещей и попрошу их быть осторожными. С другой стороны – может это и правильно, что финальную точку в старой истории Вы поставите сами.

Легкого дня завтра и до скорой встречи! Я приеду между воскресеньем и вторником.

Вера.

P.S. Однажды вы мне приснились, еще до нашей первой встречи, поэтому у меня чувство, что мы несколько ближе, чем предполагают обстоятельства.

Старинный замок получил письмо и растерялся. Во-первых, вы должны понимать, что писем он довольно давно не получал, и не потому что ему не писали, у него и сейчас была пара старинных друзей с кем он поддерживал связь, однако получить письмо от человека в мире зданий — большая редкость, как правило это письма официальные – только бы не о сносе, подумал он. Между собой же дома ведут постоянную переписку — по сути почта — это их единственный способ поддерживать связь друг с другом и когда-то, он, господин Элфин, был виртуозом в этом деле, он поддерживал контакты не только с замками, дворцами , вел переписку с соборами и церквями, да что там говорить, его письма шли в сам Пражский Град. Он всегда точно и легко описывал события и состоял в ассоциации историков и хронографов. Он даже думал, не заключено ли его сердце в больших настенных часах в парадной зале. Зданиям, в отличие от нас людей , несколько сложнее, у нас у всех более-менее похожая анатомия – мы все хотя бы на физическом уровне можем с точностью сказать , где наше сердце, домам же гораздо сложнее , их «анатомия» результат нашей фантазии.. Но несмотря на это им, также как и нам, важно его слышать и знать, что оно бьется.
В мире зданий существует легенда, которую знают все дома – о том как один мифический замок нашел свое сердце в стене за камином. С тех пор многие предполагают что и их сердце — там же. Кто знает?
Мне думается, что приобретая сердце – они начинают любить. Это мы, люди, наделены способностью любить окружающие нас вещи и вдыхать в них ту самую жизнь, только мы можем обнаружить их сердца и научить свои дома любить нас, в противном случае они остаются просто сооружением.

Вернемся к письму. Он долго смотрел на него и не мог до конца поверить, что ему пришло письмо. Он не получал писем от людей с конца 18 века, а это знаете ли очень давно. Письмо было на русском, это порадовало, иметь возможность ответить на иностранном языке всегда его радовала. Он знал более десятка, одно время серьезно увлекся французским, и до сих хранил пачку корреспонденции 1878 и Рождественскую открытку с девочкой в зеленой шапке на коньках от Месье Лувра.
«Как интересно» —  подумал он — самоуверенная (как можно незнакомому писать “Прекрасный!”, другие времена – другие нравы), но все же милая. Да, “на Вы” меня точно устроит, более чем. И стал ждать завтра. Отчего то с нетерпением.

Здравствуйте, Вера.

Спасибо за письмо.

Вы можете обращаться ко мне Господин Элфин. Желаю Вам также приятного дня и до встречи в понедельник. Надеюсь, я верно расшифровал вашу кодировку дня недели?

Ваш, господин Элфин

Кстати, хотела заметить, что его имя не имеет ничего общего с эльфами, чтобы вы себе чего-нибудь не успели нафантазировать – а лишь с цветом. Если вы откроете таблицу пантонов и найдете номер 11-0620 TCX , то увидите нежный, глубокий и плотный желтый цвет – на русском идет под названием «волшебный желтый цвет» а по-английски – Elfin yellow, тут , пожалуй, кроме визуального определения, подразумеваются также и волшебные качества его носителей, к тому же слово “элфин” в словаре может переводиться как « небольшого размера» Другими словами — наш главный герой – обладал всеми качествам, которые запечатлел цвет его фасада – он был волшебным, элегантным, небольшого размера, отличался проницательностью, воображением, глубокомыслием и главное, крайне редкой для пустующих зданий , душевной теплотой .

Мне не терпится рассказать вам о господине Элфине, о существенных отличиях и не мне существенных сходствах между нами и нашими домами, но цитируя прекрасного (как назвала его Вера) господина Элфина — всему своё время.

Глава 2